05:49 28 Мая 2017
Таллинн+ 8°C
Прямой эфир
Дорожный знак Эстония на границе

Почему эстонский дух не вживается в русскую среду

Sputnik / Sergey Melkonov
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Сергей Петинов
608112

Авторы интеграционного проекта изначально руководствовались ложными представлениями о сути проблемы как таковой и, соответственно, выбрали сомнительные или ошибочные пути решения.

Обретение государственной независимости Эстонией в начале 90-х годов повлекло за собой фундаментальное изменение общественно-политического строя, оказавшее влияние на состояние всего эстонского общества и каждого жителя страны в отдельности.

Эстония была провозглашена национальным государством. Напомним, что на момент принятия Основного Закона в Эстонской Республике помимо государствообразующей нации проживало свыше 40% неэстонцев.

Чтобы объединиться, надо разъединиться

Так сталось, что этот знаменитый тезис российского вождя мирового пролетариата невольно лег в основу законотворческой и нормативной деятельности власти молодого эстонского государства.

Достаточно вспомнить обойму первых законов, оформлявших систему приоритетов титульной нации, таких как законы о гражданстве, о государственном языке, о миграции, о национальных меньшинствах и т.д. Принятые подзаконные акты только ужесточали нормы применения упомянутых законов.

Законодательное разделение населения страны на своих и чужих по языковому и, главное, по гражданскому принципу привело к тому, что жители вновь образованного независимого государства обрели разный правовой статус, обусловивший разные стартовые и последующие возможности самореализации, а следовательно, разные условия организации и перспективы улучшения своей жизни. Такой принцип "одним — всё, другим — всё остальное" образовал в эстонском обществе трещину, которая с годами только расширялась и углублялась.

Неудовлетворенность русскоговорящего населения теми или иными действующими нормами, как, например, ситуация с образованием на русском языке, жесткие условия получения гражданства, ограниченное использование русского языка в официальной сфере, проблемы с воссоединением семей, получением вида на жительства и разрешения на работу, — все это и многое другое естественным образом приобрело национальный окрас, хотя истинная проблема, как было сказано, лежит не в языковой, а исключительно в правовой сфере.

Подоплека правовых ограничений, созданных для неэстонцев, проста и очевидна. Юридическое и фактическое неравноправие законодатель оформил совершенно осознанно, с тем чтобы предоставить титульной нации фору для лучшей и безболезненной адаптации к новым условиям кардинального реформирования страны и для создания более благоприятных стартовых условий строительства новой жизни.

Несправедливость во имя справедливости

Помнится, в свое время ограничение русскоговорящего населения в правах депутаты Верховного Совета ЭССР, а позднее Рийгикогу, объясняли необходимостью восстановить историческую справедливость по отношению к эстонцам, десятилетиями находившимся под "гнетом" СССР.

Здесь уместно обратить внимание на одно явное несоответствие. Согласно закону о реституции, советский период вычеркнут из истории существования Эстонии, но тем не менее именно на этот период делались ссылки эстонских парламентариев, когда выстраивался фундамент идеологии построения законодательной базы эстонского государства, плоды которого мы пожинаем по сей день.

Одним из этих плодов как раз и стало разделение общества — явление тревожное и даже опасное в стране, находящейся в стадии становления и реформирования. В такие моменты следует максимально объединить общество и направить его на реализацию общегосударственных целей. У нас же воплотилась только первая часть ленинского тезиса: разделение успешно произошло, а вот с объединением как-то не сложилось…

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что эстонский народ, как это уже случалось в истории, проявил терпимость и понимание того факта, что, коль скоро всем нам суждено жить на одной территории и в одной стране, а межобщинной дружбы не сложилось, надо жить рядом, мирно сосуществуя и не портя друг другу кровь.

Несостоявшийся проект десятилетия

Существует поговорка, что мудрость приходит с годами. По прошествии десятилетия, у эстонского госруководства медленно начала вызревать мысль о необходимости плавно менять внутренний политический курс в сторону общественной консолидации. Однако произвести поворот руля на 180 градусов означало признать ошибочность ряда основополагающих принципов государственного строительства, вплоть до конституционных положений.

Естественно, что ни Рийгикогу, ни правительство по определению не могли даже в мыслях признать перекосы, допущенные на ранней стадии оформления государственности. Необходим был максимально завуалированный механизм, позволяющий осуществить и одновременно скрыть от общественности хитроумный маневр по выравниванию правого крена эстонской политики.

Интеграция и стала таким скрытым механизмом. Публичное объяснение необходимости интеграции звучало вполне убедительно: коль скоро русскоговорящее население плохо вписывается в реалии эстонской жизни, его надо в эту жизнь интегрировать.

Сказано — сделано. На благое дело интеграции неэстонцев запросили и получили в ЕС миллионы евро. И процесс пошел. Проект заработал. Открылись десятки интеграционных фондов, языковых курсов, которые начали энергично зазывать русскоговорящее сословие, дабы привить ему любовь к отечественной истории, культуре, побудить к изучению госязыка.

На первых порах вся эта бурная интеграционная деятельность внушала оптимизм. Неэстонцы начали проявлять к проекту интерес и с охоткой в нем участвовали.

Энтузиазм, однако, довольно быстро поумерился, и толпы желающих "заинтегрироваться" вскоре поредели, а затем и вовсе превратились в крохотные ручейки. Проект медленно начал хиреть, а спустя 5-6 лет и вовсе сошел на нет. Об интеграции начали говорить все реже, а в какой-то момент и вовсе о нем словно забыли.

Итог: деньги успешно освоены, большие и малые интеграционные мероприятия честно проведены, а полезный выхлоп — близок к нулю.

Почему интеграция стала фикцией

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предвидеть неизбежность краха интеграционного проекта, если иметь в виду, что авторы изначально руководствовались ложными представлениями о сути проблемы как таковой и, соответственно, выбрали сомнительные или ошибочные пути решения.

Первый ложный посыл состоял в том, что интеграторы напрочь забыли или не сочли нужным учесть очевидный факт: подавляющее большинство иноязычного населения попало в Эстонию не вчера, а проживало на территории страны многие десятилетия и уже по этой причине давно интегрировано в эстонское общество. Те же, кто не захотел интегрироваться, а таковых оказалось более 130,0 тысяч, уехали из страны в течение первых 10 лет после обретения Эстонией независимости.

Другой момент. Родоначальники и устроители интеграции перепутали причину со следствием, то есть, не особо вникая в сущность причин отчужденного положения русского и русскоговорящего населения, бросились вживать эстонский дух в русскую среду.

Им почему-то казалось, что достаточно обучить неэстонцев госязыку и углубить их представления о культурно-историческом наследии страны, как произойдет чудесная метаморфоза превращения их в "русских эстонцев" или, на крайний случай, в "эстонских русских". Силы и средства, брошенные на алтарь реализации этой идеи, обернулись пшиком.

Улица с односторонним движением

По закону жанра, все произошло так, как и должно было произойти, ибо проблема состоит не в том, что русские люди нуждаются в перевоспитании и перенастройке, так как хронически испытывают неприязнь или невосприятие страны и ее коренного населения — эстонцев, но в том, что не ощущают себя равноправными членами общества, а это положение, как мы видим, не претерпело изменений и пока остается незыблемым, как каменная скала.

Существует еще одно, не последнее по значимости обстоятельство, приведшее интеграционную реформу к печальному исходу.

Достаточно обратиться к серьезным исследованиям и трудам, посвященным проблемам интеграции, чтобы уразуметь: в многонациональном обществе, которым Эстония является по факту, да еще в условиях, когда иноязычное сообщество имеет значительный удельный вес — 1/3 населения, интеграция не может быть улицей с односторонним движением. Иными словами, подходы к интеграционным процессам надлежит выстраивать методом обоюдного сближения двух наикрупнейших языковых общин, а не односторонним притягиванием одной общины к другой, в данном случае русской к эстонской.

Как мы имели возможность наблюдать, эстонскому населению не отводилось даже минимальной роли в интеграционном проекте, кроме созерцательной позиции пассивного наблюдателя. Как следствие — ожидаемого сближения народов и народностей не произошло, проблема осталась в первородном виде, и теперь нашим государственным мужам придется поломать головы, чтобы придумать нечто такое, что сдвинет вопрос с мертвой точки.

А делать это придется, потому что нельзя считать нормальным, когда народообразующие национальные сообщества одной страны напоминают сторонящихся друг друга соседей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

По теме

Бег на месте в колесе интеграции
Постсоветское пространство обречено на интеграцию — политолог
Международная конференция по интеграции проходит в Таллинне
Эстония на пути интеграции
Теги:
Основной Закон ЭР, интеграция, Конституция, независимость, Верховный Совет ЭССР, Рийгикогу, Эстония
Правила пользованияКомментарии
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Посетитель фестиваля дегустирует пиво

    Фестиваль LATVIABEERFEST, который на этой неделе проходит в Верманском парке столицы, ставит рекорды.

  • Денежные купюры

    Профессор экономики Университета в итальянском Пескаре Антонио Мария Ринальди о том, что будет с европейской валютой.

  • Татьяна Устинова

    Татьяна Устинова рассказала о том, почему жители национальных республик продолжают изъясняться на русском языке.

  • Президент Беларуси Александр Лукашенко с сыном Николаем

    Александр Лукашенко рассказал минским школьникам о реакции своего младшего сына на перенос уроков на девять утра.

  • Прощание с режиссером Александром Бурдонским

    В Москве простились с Александром Бургонским - талантливым режиссером, но для большинства, все же, внуком Сталина.

  • Архивное фото велосипеда

    Житель города Рассказово Тамбовской области планирует на велосипеде преодолеть расстояние в полторы тысячи километров и доехать до Абхазии.