03:57 22 Апреля 2018
Таллинн+ 6°C
Прямой эфир
Интеграция. Иллюстративное фото

Агитация против "стеклянного потолка"

© Pixabay
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Николай Филонов
10090

Благая цель и нулевые шансы на успех — так можно было бы охарактеризовать очередной проект по "пробиванию стеклянного потолка", объявленный Фондом интеграции

Долгосрочная цель информационной кампании — создать лучшие условия работы в госсекторе для жителей Эстонии, родным языком которых не является эстонский.

По словам руководителя Фонда интеграции Дмитрия Бурнашева, сегодня сотрудники, говорящие на других языках, составляют лишь около 5% от всех кадров, занятых в госсекторе, что, учитывая население Эстонии, непропорционально мало. С помощью кампании фонд планирует повысить общую осведомленность о карьерных возможностях в государственном секторе и в долгосрочных планах — увеличить число иноязычных сотрудников и служащих.

Казалось бы, цель поставлена благая — трудоустроить русскоязычных жителей Эстонии в госсекторе, куда до сих пор из-за "стеклянного потолка" (существование которого усиленно отрицается представителями власти) им вход был заказан. Но можно ли решить проблему пропагандой?

Язык не помог

Долгие годы эстонские политики твердили, что единственным препятствием на пути равного восприятия русскоязычных жителей страны на рынке труда и в обществе в целом является незнание ими эстонского языка. Прошли годы, и большинство русскоязычных (особенно молодежь) в той или иной степени госязыком овладело. Более того, не только овладело, но и начало внимательно читать и слушать эстонскую прессу, обнаруживая там по поводу и без немало нелестных слов в свой адрес. Это решило проблему трудоустройства? Как бы не так!

Недавно президент Эстонии Керсти Кальюлайд констатировала, что многие "нелояльные" государству русские отлично владеют эстонским языком. Правда, глава государства так и не пояснила, какой из этого следует сделать вывод. Впрочем, вывод напрашивается сам собой: раз люди "не лояльные", то, несмотря на то что они владеют государственным языком, на государственной службе их видеть нежелательно. Перевоспитывать можно, а допускать до госдолжностей — ни в коем случае.

Нет, конечно, отдельно взятых русских брать стоит — чисто для отчетности. Ведь если на каком-то государственном посту вдруг появляется неэстонец, то можно легко отбивать все нападки со стороны России и международных организаций, постоянно напоминающих Эстонии о проблемах с национальными меньшинствами. И ничего, что этот неэстонец один на несколько сотен работников министерства или ведомства. Главное, что он есть и на него можно показывать при необходимости пальцем. Опять же в хозяйственной части министерства наверняка работает уборщицей русская Мария Петровна. А раз так, какая же это дискриминация?

Картинки с выставки

Кстати, практика демонстрации "образцовых" русских в Эстонии не нова. Думаю, любой житель нашей страны сразу назовет несколько фамилий русскоязычных общественных деятелей, соглашающихся со всеми без исключения инициативами национал-радикалов по ущемлению прав нацменьшинств.

Они каются за "оккупацию", поддерживают неподготовленный перевод русских школ на эстонский язык обучения, ратуют за скорейшее закрытие русских детских садов, осуждают любые приходящие из России новости и вообще стремятся быть в русском вопросе святее папы римского.

Умозаключения этих деятелей усиленно тиражируют эстонские СМИ, а на международных конференциях и презентациях страны эти персоны всегда в центре внимания. И это естественно — если нет желания что-то решать в действительности, то гораздо удобнее показывать, что все уже и так в порядке и делать ничего не надо.

Азбука для медведя

Задуманная Фондом интеграции кампания вполне вписывается в привычное русло. В ходе нее расклеят плакаты, проведут несколько мероприятий в школах и министерствах, организуют жаркие дискуссии на имеющем рейтинг в пределах статистической погрешности телеканале ETV+, наконец, участники проекта заработают деньги. И все на этом закончится. Даже если поверивший в то, что его ждут с распростертыми объятьями в министерстве, русскоязычный абитуриент решит вдруг поучаствовать в конкурсе, то результат этого вряд ли будет сильно отличаться от того, который получают другие неэстонцы, пытающиеся устроиться на работу в госсектор сейчас.

А таких, несмотря на уверения некоторых политиков в обратном, и сейчас немало. Но большинство получает отказ под благовидным предлогом — недостаточная квалификация, отсутствие опыта и т.д. То есть те 95% эстоноязычных кандидатов, устроившихся на работу в госсекторе, имеют необходимую квалификацию, а русскоязычные почти поголовно не имеют! Вероятно, разумом не вышли.

Что касается мероприятий по информированию руководства госструктур о наличии в стране русскоязычных специалистов, то это вообще воспринимать иначе как анекдот трудно. Вероятно, можно убедить белого медведя в том, что в природе существует и бурый, но это не заставит их создать семью. Так и чиновника невозможно заставить взять на работу того, кого он брать принципиально не хочет, если не будет прямого приказа сверху.

Можно сколько угодно проводить информационные кампании, но если на уровне государства не будет принято решение о введении квот по национальному составу работников, то воз так и останется на прежнем месте. Вводить же эти квоты добровольно никто не станет, ведь это означало бы признать провал в национальной политике. А потому будем изображать бурную деятельность и дальше.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

По теме

Сказки об интеграции на старый лад
Бег на месте в колесе интеграции
Нарвитяне: права русскоязычных в Эстонии нарушаются
Теги:
интеграция, эстонский язык, русский язык, Фонд интеграции и миграции "Наши люди" (MISA), Эстония, Дискриминация, Национальные языки
Правила пользованияКомментарии
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Заброшенная больница в Межапарке, Рига

    Эксперты прогнозируют, что Латвия после 2020 года может лишиться около 20% денег из европейских фондов.

  • Человек наблюдает через бинокль

    Литовский парламент одобрил увеличение зарплат сотрудникам разведывательных служб. За что будут доплачивать?

  • Татьяна Жданок

    У Молдовы нет шансов на вступление в ЕС даже в среднесрочной перспективе, и на это указывают ряд признаков, считает экс-евродепутат.

  • Дети едят мороженое

    В Беларуси сотрудники милиции задержали мужчину, который украл деньги из чужого автомобиля и потратил их на мороженое деревенским детям.

  • Батуми

    Полиция опубликовала список дорог Батуми, которые будут перекрыты во время проведения масштабного ночного полумарафона.

  • Реконструкция башенных часов

    О том, как реконструируют сухумскую башню и когда вновь пойдут стрелки столичных курантов, читайте в материале Sputnik.

  • Рассмотрение кандидатуры правительства во главе с премьером Мухаммедкалыем Абулгазиевым

    Парламент Кыргызстана утвердил кандидатуру руководителя аппарата президента Мухаммедкалыя Абулгазиева на пост премьер-министра.

  • Флаги стран участниц ЕАЭС, архивное фото

    Россия предложила Таджикистану рассмотреть возможность получения статуса страны-наблюдателя при Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

  • Заправка Лукойла в Узбекистане

    Вице-президент компании "Лукойл" Сергей Никифоров рассказал Sputnik, почему так долго не открывалась первая автозаправка компании в Ташкенте.

  • Диана Арсагова

    Осетинка Диана Арсагова завоевала золото на первенстве Канады по вольной борьбе среди юниорок до 17 лет.

  • Заброшенная больница в Межапарке, Рига

    Эксперты прогнозируют, что Латвия после 2020 года может лишиться около 20% денег из европейских фондов.

  • Татьяна Жданок

    У Молдовы нет шансов на вступление в ЕС даже в среднесрочной перспективе, и на это указывают ряд признаков, считает экс-евродепутат.