05:13 20 Сентября 2017
Таллинн+ 9°C
Прямой эфир
Бойцы курдской пешмерга

Виллем Роода: курды умеют смотреть смерти в лицо

© Sputnik / Дмитрий Виноградов
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Виллем Роода
18180

Курды оказались самыми надежными союзниками коалиционных сил в войне против фанатиков "исламского халифата". Как и где ковался характер этого народа, каковы их цели — об этом могут рассказать те, кто долгие годы близко знал курдских бойцов

Военный эксперт портала Sputnik Эстония, высший офицер-аналитик военной разведки (ГРУ) в отставке Виллем Роода в свое время неоднократно встречался с курдскими повстанцами и до сих пор остается высокого мнения об их боевых качествах и стойкости.

Бойцы курдской пешмерга
© Sputnik / Дмитрий Виноградов
Бойцы курдской пешмерга

— Точно помню, что в Дамаск прибыл 3 сентября 1984 года, получил документы на имя представителя организации, торговавшей оружием по всему миру, и небольшую сумму наличных денег в долларах и дирхамах ОАЭ. Опуская по понятной причине детали той миссии, скажу лишь, что на одной из ее стадий мне должно было повстречаться с курдами — исключительными людьми, отважными бойцами, людьми тяжелой судьбы и борьбы за права своего народа.

В том 1984 году в турецком Курдистане вспыхнул ожесточенный вооруженный конфликт между правительством Турции и бойцами Рабочей партии Курдистана. Сообщалось, что курды дерутся за создание собственной автономии в составе Турции, и в советской военной разведке опасались, что война может распространиться на иранский, сирийский и иракский Курдистаны. Выяснить планы руководства курдских отрядов, обсудить с ними ситуацию меня и отправили.

Несколько дней я добирался по проселочным дорогам на стареньком Land Rover до города на северо-востоке Сирии, Дайр-эз-Заура, а затем до Тель-Хамиса. Там пересел в предоставленный сирийскими курдами разваливающийся Unimog и, наконец, добрался до конечного пункта назначения, города Эль-Камышлы на самой границе Сирии и Турции.

Там меня встретил курдский проводник и переводчик, хрупкая девушка, учившаяся в свое время на геолога в Москве. Мы направились в деревню, которая находилась в 19 километрах от города в горах, где и встретился с той группой курдов, что была моей конечной целью. Но меня ждал сюрприз: среди этих людей не оказалось человека, с которым я должен был обстоятельно поговорить. Проводник, получив вознаграждение, ушел из деревни да еще и забрал с собой переводчика, оставив меня самостоятельно разбираться с трудностями.

Я остался один среди людей, общаться с которыми я не мог ввиду незнания языка и которые смотрели на меня с нескрываемым недоверием, если не сказать больше. Но место для сна выделили и кормить не отказались. Лишь на третий день в "полюбившуюся" мне деревню прибыли пять курдов, один из которых владел английским. А вот человека, с которым я должен был встретиться, среди них не было.

Туда, где началась непонятная война

Мой английский был хорош при покупке бананов на рынке, но совсем не годился для сложных переговоров. С грехом пополам смогли объясниться, и я узнал, что мне придется отправиться на базу в горах, где имеются люди, владеющие как английским, так и другими языками, к общению на которых я был более подготовлен. На встречу со мной эти замечательные люди со знанием иностранных языков отправляться через границу не смогли или не захотели, сочтя такой переход опасным для жизни. Предлагалось мне самому, раз так уж мне надо, с помощью проводника перейти границу тайными тропами.

Вот ведь интересный подход… О безопасности своих командиров курды очень беспокоились, а риск захвата меня турецкими пограничниками их, похоже, совсем не волновал: они меня принимали за "простого" торговца оружием, поскольку так было написано в переданных мне документах. Но ведь не станешь же протестовать, доказывая, что ты офицер разведки, а не беспринципный продавец автоматов и гранат. И уж тем более стоило об этом помолчать на допросе у турецких пограничников, перехвати они меня на горной тропе в компании с вооруженными курдскими повстанцами. Они бы тоже решили, что я явился торговать автоматами, а образцы и проект контракта успел где-нибудь выбросить.

Честно говоря, мне совершенно не нравилась идея незаконного проникновения на территорию страны, состоящей в НАТО, да еще при полном отсутствии возможности в случае чего связаться с руководством (чтобы сказать что-нибудь вроде: "Я тут в турецкой тюрьме. Нельзя ли как-нибудь меня выручить?"). Но приходилось учитывать еще и реакцию пришедших за мной курдов на отказ отправиться вместе с ними.

Во время службы в военной разведке мне неоднократно приходилось принимать рискованные решения без подстраховки и согласования с командованием. Одним разом больше, одним меньше…

Страх перед 50-километровым переходом по горам оказался необоснованным: примерно полпути мы шли по территории Сирии вдоль границы с Турцией. Не скажу, что обнаружение и задержание меня сирийскими пограничниками совсем не беспокоило — неприятности в этом случае были гарантированы, но последствия вряд ли оказались бы смертельными, в чем совсем нельзя было быть уверенным в случае встречи с турецкими пограничниками.

В результате этого и двух последующих переходов я понял для себя две очень важные вещи. Во-первых, в эти горы ни в коем случае нельзя ходить без специальной обуви. Курды расщедрились и выдали "торговцу оружием" специальные кроссовки, которые в отличие от моих ботинок достойно выдержали это испытание. Во-вторых, стало понятно, что даже при наличии всех возможных современных технических средств невозможно полностью защитить в горах государственную границу от нелегальных ее переходов. Мне кажется, вывод относительно гибели моих ботинок более важен, но это мое субъективное мнение.

Тайная пещера в горах Курдистана

Переход длился долгие три дня еще и потому, что мой проводник явно использовал многочисленные меры предосторожности, избегая обнаружения, а также, думаю, стараясь, чтобы я не запомнил дорогу. Наконец мы благополучно добрались до базы, которая явно не тянула на это высокое звание, а скорее была чем-то вроде опорного пункта для проведения разного рода встречи, исход которых и судьба собеседников были не совсем ясны. На настоящую базу меня вряд ли повели бы с не завязанными глазами. Впрочем, не могу себе представить, как по этим скалам можно передвигаться с завязанными глазами — я и в курдских кроссовках едва дошел.

Но маскировка опорного пункта была безупречна, вход в пещеру совершенно незаметен со стороны, пройдешь и не увидишь, даже если знаешь, что он где-то здесь. Однако выразить свое восхищение курдским бойцам по поводу качества маскировки мне по-прежнему не удавалось из-за языкового барьера, разговор стал возможен лишь по прибытии их командира.

Сопровождавшая его группа состояла из 35-40 бойцов, в основном довольно молодых людей. Так как мне прежде приходилось бывать на многих военных базах исламистов, сразу же бросилось в глаза отсутствие в этих парнях признаков сторонников исламского фундаментализма. Они соблюдали правила вежливости и поведения умеренного ислама, строго следовали принципам разумной дисциплины. Обмундирование бойцов — хорошего качества, но необходимые технические средства отсутствовали вообще. Непонятно было, каким образом они поддерживают друг с другом связь — радиостанции на "базе" также отсутствовали.

Вооружение было слабое, и что сразу же бросилось в глаза, так это полное отсутствие автоматов Калашникова. Бойцы были вооружены в основном стрелковым оружием времен Второй мировой войны: винтовками "Гаранд М1", автоматами "Томпсон М28", английскими ручными пулеметами "Брен", винтовками и итальянскими карабинами "Беретта". Разное оружие разного калибра. Непонятно, как бойцы умудрялись содержать его в боевом состоянии и добывали к нему боеприпасы. Видел я там и противотанковые средства — американские "Базуки", но средств ПВО или хотя бы пулеметов калибра 12,7 мм не было вообще.

Как, имея такое вооружение, было возможно противостоять войскам и правоохранительным подразделениям Турции, страны НАТО, хорошо обеспеченной практически всеми видами вооружений и военной техники, оставалось лишь удивляться. Родные горы и выносливость, конечно, помогали курдам, но доскональное знание местности не могло решить все проблемы военных действий.

Лепешка и миска бараньего жира

Я с глубоким интересом наблюдал за курдскими бойцами. Задумчивые, молчаливые люди ничем не проявляли типичную для горцев вспыльчивость, сохраняя сдержанность и спокойствие в неизбежных для любых малых групп повстанцев бытовых ситуациях. В строго определенное время четыре-пять бойцов поднимались менять посты. Они молча, без каких-либо приказов одновременно выходили из пещеры и расходились по разным, заранее известным каждому направлениям. Через некоторое время прибывало такое же количество сменившихся бойцов, которые молча присаживались к своим группам.

В пищу курды использовали печенный на камне плоский хлеб. От него отламывали куски и макали в бараний жир или в жидкое масло. Никаких котелков или мисок, никакой порционной раздачи пищи. Каждой группе бойцов подносился хлеб на подносе и 2-3 сосуда с жиром. При необходимости и то и другое добавлялось, излишки возвращались в "общий котел". За те три дня, что я там находился, горячей пищи курды ни разу не готовили. Не видел я и никаких консервов, но в пещерах постоянно готовили чай. Его пили часто и без сахара. Не думаю, что на своей базе или в отсутствие постороннего, то есть, например, меня, неприхотливые курды жарили шашлыки и запивали их кофе. Ничто не изменилось и при прибытии на базу начальства в сопровождении его отряда.

Мне с трудом удалось задать необходимые вопросы и получить на них ответы, из которых путем анализа можно было добыть необходимую информацию. И надо сказать, в результате мое личное понимание сути событий в Турции существенно изменилось.

Единственное, относительно чего информацию получить не удалось, это террористическая деятельность Курдской рабочей партии (КРП). Об этом мне ничего не сказали, хотя с их стороны было бы честно признать причастность к терактам на территории Турции. Не было произнесено ни слова о целях, о надеждах или желании создать независимое курдское государство.

Основной упор, по словам курдского командира, они делали на достижение национальной автономии на территории в районе озера Ван, граничащей с Ираком, Ираном и Сирией, и твердое намерение защищать эту землю. Курды полагали, что достичь такой цели мирным путем и политическими средствами (в том 1984 году) совершенно невозможно. Весь расчет они делали на благоприятные для них природные условия и военную силу.

Откровения майора Чема Эрсевера

К моему удивлению, курды неоднократно повторяли мне, что у них достаточно денежных средств для покупки вооружения. Следовательно, они должны были иметь надежную финансовую поддержку, и она явно в то время не исходила из СССР. Трудно было поверить всему, о чем они мне там говорили, когда рассказывали, как к курдам относятся турецкие власти. Много позднее стало известно, какие зверства и бесчинства на самом деле совершались против курдов. И надо учитывать, что далеко не обо всем и сейчас говорят открыто, истинная картина, думается, намного ужаснее.

Впервые о масштабах военных действий тех времен стало известно из книги командира карательных турецких военизированных подразделений сил безопасности и подразделений войск НАТО майора Чема Эрсевера. Он подробно описал действия подчиненных ему частей, рассказал, как наемники, переодетые в форму ополченцев КРП, грабили местное гражданское население и насиловали женщин. Они также контролировали следовавший из Афганистана через Турцию транзит героина.

Однако это вовсе не значит, что сама КРП не практиковала террор, хотя в конечном счете никакой пользы от него не имела. Наоборот, террор внес разлад не только в среду курдов, проживающих в разных странах, но и перессорил курдов, проживающих в одной стране.

Надо сказать, уходил я от курдов под большим впечатлением. Мне еще дважды пришлось посетить заселенные этим народом территории. Но, к счастью, нелегально переходить государственные границы больше нужды не было.

Курды не завоеватели, овладеть чужими территориями не стремятся. Они хотят лишь защитить свои исконные земли. В борьбе против ИГИЛ курды действуют более умело, чем бойцы других враждебных "халифату" отрядов, они отважны и выносливы. Но сплоченности и самостоятельности курдам пока не хватает, хотя этот смелый народ того полностью заслуживает.

Справка:

Стоит напомнить, что народ, или, скорее, этническая группа, курдов живет в основном в восточной части Турции, Западном Иране, Северном Ираке и Северной Сирии. Большинство курдов исповедует умеренный ислам (мусульмане-сунниты), меньшинство — езидизм, христианство и иудаизм. История происхождения курдов точно неизвестна, но хорошо известна их привязанность к собственным традициям, культурной и племенной автономии. Попытки ущемить эту привязанность курдов всегда приводили и приводят сейчас к конфликтам, а в случае с Турцией — к возникновению повстанческого движения и террору, в случае с "халифатом" — к открытым боевым действиям.

 

По теме

Курдский политик возложил вину на Эрдогана за "суматоху" на Ближнем Востоке
Сирия — год войны с терроризмом
Турция атаковала боевиков ИГ в Сирии и выступила против курдов
Правила пользованияКомментарии
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Аисты кормятся остатками урожая

    Наводнение в Латгалии помешало фермерам собрать урожай зерновых и бобовых: в общей сложности местные крестьяне могут недосчитаться 50 миллионов евро.

  • Продовольственная продукция, архивное фото

    Руководство Литвы официально признало, что качество идентичных продуктов на полках Западной и Восточной Европы существенно отличается.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы Игорь Додон повторно отклонил кандидатуру на пост министра обороны и официально уведомил об этом правительство.

  • Белорусский электромобиль: восемьдесят километров без подзарядки

    Восемьдесят километров без подзарядки: о характеристиках и перспективах новейшей разработки белорусского машиностроения – в материале Sputnik.

  • Бывший президент Грузии, экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили отвечает на вопросы журналистов в зале Мостиского районного суда Львовской области

    Бывший президент Грузии и экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили прибыл в Киев, но считает, что у него много дел в регионах.

  • Кандидат в президенты Южной Осетии Алан Гаглоев

    Бывший кандидат в президенты Южной Осетии Алан Гаглоев решил создать политическую партию "Аланский союз".

  • Работа прививочного кабинета детской поликлиники Калининграда

    Более трех месяцев новорожденных выписывают из Цхинвальского роддома без прививок, на прогулку родителям советуют надевать на детей марлевые маски.

  • Аисты кормятся остатками урожая

    Наводнение в Латгалии помешало фермерам собрать урожай зерновых и бобовых: в общей сложности местные крестьяне могут недосчитаться 50 миллионов евро.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы Игорь Додон повторно отклонил кандидатуру на пост министра обороны и официально уведомил об этом правительство.