06:25 21 Сентября 2017
Таллинн+ 9°C
Прямой эфир
Ирина Петручек и Борис Качалов

Крымские эстонцы шлют привет далекой родине

© Sputnik / Лев Рыжков
Культура
Получить короткую ссылку
Лев Рыжков
2651141

Уже сто пятьдесят пять лет на территории Крымского полуострова живут этнические эстонцы, первые из которых пришли на благодатную южную землю после Крымской войны

Несмотря на удаленность от родины, эстонцы-южане бережно хранили и хранят традиции своего народа. А недавно они обнаружили, что далекая родина-то от них стала еще дальше.

Корреспондент Sputnik Лев Рыжков пообщался с представителями эстонской диаспоры Симферополя и узнал, как живут крымские прибалты вдали от далекой родины предков.

Васильковые мечты

С симферопольскими эстонцами у меня назначена встреча в республиканской библиотеке им. И.Я. Франко. Расположена библиотека в живописном парке на набережной реки Салгир. Здание практически утопает в цветах.

Эстонцы, чьей родиной уже по факту рождения является этот благодатный край, встречают меня в фойе. Это председатель местной национально-культурной автономии эстонцев Симферополя Борис Качалов и Ирина Петручек — дочь краеведа Леонгарда Сальмана, редактор его книг по истории эстонского народа в Крыму.

Здесь же, в фойе, — выставка картин. И я понимаю, что именно сюда меня пригласили неспроста. Выставляются работы заслуженного художника Украины и члена Союза художников России Татьяны Шевченко. В прошлом году она создала серию картин под названием "Крымский венок", посвященную женщинам национальных общин Крыма. Есть и картина, посвященная эстонкам.

Картина "Васильковые мечты" располагается на видном месте. Изображены на ней две красавицы в эстонских нарядах на фоне живописного морского берега, среди васильков. Пейзаж — самый что ни на есть достоверный. Это окраина села Береговое, бывшей деревни Замрук, где в 1861 году было основано первое эстонское поселение в Крыму. 

"Эта деревня примечательна тем, что пейзаж местности очень похож на тот, который окружал эстонцев на родине, — говорит Ирина Петручек. — Поселенцы происходили из деревни Раннамыза. "Ранна" — это по-эстонски "берег". Фактически то же самое Береговое. Васильки — национальный символ Эстонии. А девушки — Маргарита и Виктория. Одна из них — моя дочь. Другая — дочь моей сестры, Ольги Скрипченко, главы региональной национально-культурной автономии эстонцев Республики Крым".

Ирина Петручек у картины Васильковые мечты Татьяны Шевченко
© Sputnik / Лев Рыжков
Ирина Петручек у картины "Васильковые мечты" Татьяны Шевченко

Эстонская диаспора очень малочисленна. Согласно последней переписи населения в Крыму и Севастополе эстонцами себя официально признали только 500 человек. Основные места их расселения — сельские районы. Местом наиболее компактного проживания является село Краснодарка. По словам моих собеседников, это обычная крымская деревня, где живут не только эстонцы, но и представители других национальностей. И среди них можно встретить потомков эстонских переселенцев в пятом и шестом поколении.

"Сохранились дома стопятидесятилетней давности, которые были построены первыми поселенцами, — говорит Ирина Петручек. — Сказать, что у нас там есть какие-то хоровые коллективы, мы не можем. Есть небольшая хореографическая группа. Создала ее на базе Александровского сельского дома культуры Полина Пронина — тоже потомок эстонских переселенцев. В ней занимаются девочки из эстонских семей. Но не только! Есть и другие, кому нравится эстонская культура".

Жители "оккупированной" территории

До поры до времени Эстонию очень интересовала судьба земляков в Крыму.

"На протяжении десяти лет при помощи эстонской стороны для нас выпускалась газета, — вспоминает Ирина Петручек. — В большой Эстонии активно работало общество поддержки крымских эстонцев. Регулярно приезжал учитель, и детей учили в школе эстонскому языку. Но с вхождением Крыма в Российскую Федерацию все отношения с Эстонией оказались заморожены. Мы оказались в некоторой изоляции. Мы лишились внимания со стороны правительства Эстонской Республики".

На уровне личных контактов связи остались. Простые эстонцы с "большой земли" поддерживают земляков, общаются с ними. Но крымский эстонец не может съездить на родину предков. Визу в Эстонию можно получить только через Киев.

"Эстонская сторона рассматривает нас как жителей оккупированной территории, — говорит Ирина Петручек. — В принципе, мы самодостаточны, развиваемся по мере возможности, получаем государственную поддержку. Единственное, о чем мы жалеем — о невозможности приезда в Крым хоровых, вокальных, танцевальных коллективов, которые раньше были у нас ежегодно и представляли нам эстонскую культуру. Мы не слышим речь от носителей эстонского языка. К нам больше не приезжают родственники".

Меня просят передать, что эстонцев из Эстонии в Крыму очень ждут и любят, несмотря на всю политику. Ею национально-культурная автономия не занимается в принципе.

Ветшающий музей

Оказавшись изолированными от родины, крымские эстонцы тем не менее поддерживают традиции далекой родины, отмечают ее праздники.

"Мы каждый год 24 февраля отмечаем День независимости, — говорит Ирина Леонгардовна. — Мы храним память об исторических событиях. Обычно это литературные чтения, на которые съезжаются со всех уголков Крыма члены нашей диаспоры. А в середине сентября проводятся дни эстонской культуры. Эти мероприятия мы проводим на свежем воздухе: или в Береговом, или в Краснодарке. Любой желающий может послушать хоровое исполнение народных песен, посмотреть на эстонские танцы".

Нагрудный значек с флажками Эстонии и России
© Sputnik / Лев Рыжков
Нагрудный значек с флажками Эстонии и России

Эстонцы сотрудничают с другими национальными обществами. Наиболее близкие отношения — с чешскими и с немецкими диаспорами. Празднуются межнациональные свадьбы: случались и чешско-эстонские бракосочетания, и эстонско-татарские.

Крымские эстонцы, как потомки терпеливых, мужественных людей, решают большинство своих проблем сами. Но есть и такие, к которым так просто не подступиться.

"У нас есть народный музей в селе Краснодарка, — рассказывает Ирина Леонгардовна. — Этот дом называется Eesti Tare. Он был построен в 1890 году эстонцем по фамилии Крийскум. Сейчас этот дом приходит в упадок. Он требует серьезного ремонта. У нашей диаспоры собственных средств не хватает. Поэтому мы обеспокоены — как бы его сохранить".

На территории усадьбы создан мемориальный комплекс — есть памятники погибшим и репрессированным, памятники переселенцам. Но сам дом ветшает, и никто его не ремонтирует. Во-первых, нет денег. А во-вторых — есть сложная правовая ситуация.

"Собственник Eesti Tare приобрел здание еще при Украине, — говорит Ирина Петручек. — Один молодой человек приехал в Крым, увидел нашу проблему и купил этот дом для эстонской диаспоры. А сейчас мы не можем его найти. Мы хотим попросить его переоформить документы по российским законам, для того чтобы как-то можно было узаконить эту недвижимость".

Все остальные пути — национализации, признания бесхозности — очень долгие, до конца которых Eesti Tare может просто не дожить.

В следующем году будет отмечаться столетие Эстонской Республики. Уже сейчас идут подготовительные мероприятия. Недавно в Санкт-Петербург на одно из них приезжал премьер-министр Эстонии Юри Ратас.

"Наша диаспора тоже приняла участие в подготовке торжества, — говорит Ирина Петручек. — Надежда Бондалюк передала Юри Ратасу книгу Леонгарда Сальмана "Эстонское поселение Береговое", пригласили его в Крым — познакомиться с местными эстонцами. А в 2019 году в Эстонии пройдет 27-й певческий и 20-й танцевальный фестиваль. Неоднократно мы принимали участие в этих праздниках. Но сейчас, в связи с отсутствием визовой поддержки, не знаю, удастся ли нам побывать на фестивале. Но будем надеяться! Я думаю, что народы не виноваты. Все должны дружить и жить в мире".

По живому

Эстонская диаспора Крыма — не самая большая в России. Есть и крупнее. Например, в Санкт-Петербурге, где живет и работает несколько тысяч эстонцев. А вот в Москве эстонская община очень малочисленна и состоит из ученых, деятелей искусства и госслужащих. Зато на Северном Кавказе эстонцев чуть больше. Например, изначально эстонским поселением является знаменитый Роза-Хутор в Сочи, модернизированный и перестроенный к Олимпиаде-2014.

Есть эстонские поселения в Красноярском крае. Там живут некоторые родственники крымских эстонцев — потомки тех, кого при Сталине выслали как из Эстонии, так и из Крыма.

Вообще, репрессии — больная тема для эстонцев. Так получилось, что кровавое колесо прокатилось по судьбам крымских эстонцев как минимум трижды: в коллективизацию, в 1937-38 годах — на пике "большого террора", и в 1948 году, когда произошло массовое выселение.

"Когда эстонцы приехали в Крым в XIX веке, все они были в равных условиях — всем дали землю, всем дали зерно, деньги, — рассказывает Ирина Петручек. — Но через сорок лет оказалось, что кто-то стал богатым, а кто-то так и остался бедняком. И когда пришла советская власть, деревня вдруг разделилась надвое. Каждый стал врагом друг другу. Староста деревни получал разнарядку: "Репрессировать столько-то человек". Вот можете представить состояние этого старосты, который должен к вечеру решить — кого взять, а кого нет. Это были трагедии не только для тех, кого репрессировали, но и для человека, который ставил галочку напротив фамилии своего же соседа, с которым жил в деревне, с которым растил детей или убирал поля".

Борис Качалов
© Sputnik / Лев Рыжков
Борис Качалов

После правления Сталина численность эстонцев в Крыму значительно сократилась. Уже при Хрущеве многие ссыльные вернулись в Эстонию. А в Крым возвращались только те, у кого не было родных на родине предков. Люди по инерции боялись признаваться, что они эстонцы. Многие меняли фамилии, имена.

"Вы думаете, почему моя фамилия Качалов?" — говорит заместитель председателя национально-культурной автономии.

Эстонское сало от вьетнамских свинок

Национальная идентичность крымских эстонцев, увы, неумолимо размывается. Эстонские школы были закрыты почти 80 лет назад — в 1938 году. А в 2014-м перестали приезжать эстонские учителя. Многие молодые потомки эстонских переселенцев называют себя кто русскими, кто татарами. Конечно, они проявляют интерес к корням, но это проблемы вовсе не решает.

Конечно, есть и поводы для гордости. Например, в прошлом году эстонка Наташа Качалова участвовала в конкурсе "Крымская красавица". А в этом году блеснула еще одна эстонка — Катя Никулина из села Береговое.

По праздникам эстонцы надевают национальные костюмы. Вспоминают традиции далекой прародины.

"Наряды нам достались из Эстонии, — говорит Ирина Петручек. — Они у нас на вес золота. Передаем друг другу и, в общем-то, в них выступаем. Есть у нас дизайнер Нина Торбек, живущая в Севастополе. Она создала несколько костюмов для членов эстонской диаспоры. Для меня вышила национальную блузку "кяйсед".

Сохраняются в Крыму и традиции национальной кухни. Хотя ввиду разницы в климате строго соблюдать рецепты прабабушек невозможно.

"И на эстонских, и на межнациональных мероприятиях мы представляем рождественское печенье пипаркок, — говорит Ирина Леонгардовна. — Очень любим традиционные пироги с творогом, с сыром, с тыквой. Иногда мы делаем национальное блюдо мульгикапсад — это тушеная кислая капуста со свининой и перловкой. Как правило, презентационными у нас являются бутерброды с килькой. Вообще-то, в Эстонии используют салаку (в Эстонии также используют для бутербродов кильку. — Ред.), но в Крыму ее нет. Поэтому используем либо сельдь, либо кильку, либо хамсу".

А на конкурсе "Крымская красавица" диаспора представляла эстонское сало. Правда, от вьетнамских свинок, но засоленное по национальным эстонским рецептам.

По теме

Пастор: эстонцев надо хоронить отдельно от славян
Какими туманами дышат эстонцы на британских островах
Эстонцы купаются в болотах и все делают онлайн - 10 фактов о стране
Правила пользованияКомментарии
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Сцена из спектакля Русский роман

    Спустя пять лет московский Театр Маяковского едет на гастроли в Латвию со спектаклем, который завоевал три премии "Золотая маска".

  • Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, архивное фото

    Пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков понадеялся, что президент Литвы Даля Грибаускайте изменит мнение об учениях "Запад-2017".

  • Устранение последствий утечки опасного химического вещества в рамках Международных учений в Молдове EUMOLDEX 2017

    Землетрясения и техногенные катастрофы: в молдавской столице проходят международные учения экстренных служб "EUMOLDEX 2017".

  • Совместные стратегические учения Беларуси и России Запад-2017

    Совместные учения Беларуси и России "Запад-2017" завершились, силы российских ВКС и Западного военного округа готовятся вернуться в пункты постоянной дислокации.

  • Каха Каладзе

    Кандидат в мэры Тбилиси Каха Каладзе заявил, что его участие в матче звезд мирового футбола в грузинской столице не является частью избирательной компании.

  • Спектакль Махаджиры в Абхазском драмтеатре

    Спектакль по мотивам драмы "Махаджиры" о вынужденном переселении абхазов в Турцию открыл 87-й сезон Абхазского государственного драматического театра.

  • Здание МИД АР, фото из архива

    Азербайджанские дипломаты ведут переговоры с официальными лицами в Багдаде о возвращении детей боевиков-азербайджанцев из иракских приютов на родину.

  • Монастырь Сагмосаванк

    За 10 лет число иностранных туристов в Армении выросло в пять раз – в прошлом году республику посетили 1 миллион 260 тысяч человек.

  • Нурсултан Назарбаев прогулялся по Арбату в Алматы

    Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ходе рабочего визита в Алматы ознакомился с результатом масштабной реконструкции городских улиц.

  • Cтатуэтка премии Оскар. Архивное фото

    Картина "Кентавр" кыргызстанского режиссера Актана Арым Кубата поборется за "Оскар" в категории "Лучший фильм на иностранном языке".

  • Заграничный паспорт гражданина республики Таджикистан

    Граждане Таджикистана могут посетить без визы 54 страны, по этому показателю республика занимает 71-е место, лидеры – Германия и Сингапур.

  • Сотрудник ОМОН регистрируют задержанного во время рейда на одном из рынков

    В первом полугодии 2017 года мигранты из Узбекистана чаще покидали Россию, чем приезжали в нее, во многом это стало результатом финансового кризиса.