18:44 23 Августа 2017
Таллинн+ 15°C
Прямой эфир
Съемка фильма.

Формула краудфандинга: чумовая идея + искренность

© Sputnik / Алексей Даничев
Общество
Получить короткую ссылку
7620

Sputnik выяснил, какие идеи являются перспективными для краудфандинга, какие в истории российских проектов были самые крупные пожертвования и какие навыки необходимы, чтобы держать публику "в тонусе".

ТАЛЛИНН, 15 авг — Sputnik. Что такое краудфандинг? Допустим, вы решили снять фильм, издать книгу, поставить спектакль или провести еще какую-нибудь общественно-полезную акцию. Денег у вас нет. Но есть совершенно чумовая идея. И вот под эту идею вы просите средства на специальных электронных площадках. Проще говоря, это "народное финансирование". Наиболее известная российская площадка — Planeta, а наиболее крупный на постсоветском пространстве проект — фильм "28 панфиловцев".

Но в целом дело это пока что новое. Корреспондент Sputnik Лев Рыжков решил опросить людей, уже имеющих опыт в сборе частного финансирования под свои идеи.

Наталья Чумакова: помогала аудитория "Гражданской обороны"

В 2013 году супруга легендарного рок-музыканта Егора Летова поставила рекорд по краудфандинговым сборам, в кратчайшее время собрав 1 миллион рублей на съемки документального фильма "Здорово и вечно", снятого в память о музыканте.

– Есть ли какой-то секрет успеха?

– Рекорд я в свое время, может быть, и поставила, но произошло так именно потому, что это специфическое кино и специфическая просьба. Деньги собрали очень быстро — поскольку просила именно я, просила именно на такое кино. Общей формулы тут, к сожалению, нет.

Фильм я снимала очень долго, и когда только начинала, у меня все время не хватало денег. Меня успокаивали: "Если ты только попросишь у поклонников, тебе дадут". Более того, были люди, которые при встрече каждый раз говорили: "Да начинайте уже краудфандинг, мы сразу денег перечислим". А мне всегда было дико неудобно. Но когда дело дошло до постпродакшна, стало понятно, что все, край: надо или бросить работу над фильмом, или попросить. И помогла нам именно аудитория "Гражданской обороны".

– А как сделать так, чтобы люди скинулись на обычное кино?

– А как сделать так, чтобы на обычное кино дали, очень сложно понять. Надо найти какую-то адресную историю, какой-то особый подход, заинтересовать каких-то конкретных людей.

– Сколько людей приняли участие в вашем краудфандинге?

– Более 400 человек.

– А какие были самые крупные пожертвования?

– Четыре человека дали по 100 тысяч рублей.

– Их имена упоминали в титрах?

– Мы указали в титрах имена тех, кто жертвовал 10 тысяч и больше. Но мы очень благодарны всем жертвователям, всем: тем, кто прислал 10 тысяч, и тем, кто прислал 50 рублей. Огромное спасибо!

– А продолжение фильма будет?

– Да. Но деньги я пока не собираю. Сбор можно объявлять только тогда, когда станет понятно, на что именно эти деньги будут потрачены.

Специально повторяю: надо максимально подробно рассказывать, на что идут собранные деньги. Нельзя просто сказать: "Нам надо на кино!" Никакого доверия такая просьба не вызывает.

Несмотря на то что мы все объяснили, некоторые все равно писали: "Откуда взялась такая сумма?" И мы объясняли снова и снова: покупка хроники в архивах, звук, цветокоррекция, студия и прочее. Говорили, что все это нужно именно для кинопроката, а не просто, чтобы фильм в интернет выложить. Нашей целью было показать фильм на большом экране. Версия для кинотеатров реально требует больших затрат. Тут нельзя сэкономить, никаким образом. Ни по дружбе, никак.

– Почему вы собирали деньги сами, без помощи продюсеров? Опасались какого-то диктата? В принципе, за этот фильм мог бы взяться любой известный продюсер.

– Все так говорят. Мне на самом деле один известный продюсер помог — Заур Болотаев. Он предоставил студию, какие-то материалы. Но деньгами не вкладывался никто. И про второй фильм я слышу то же самое: "О! Наверное, сейчас набегут продюсеры!" Но что-то они не бегут. У всех сегодняшних продюсеров, наверное, свои планы.

Андрей Сильвестров: главное — искренность и яркость

Андрей Сильвестров — известный режиссер и кинопродюсер, поставивший недавно рекорд по сбору частного финансирования для игрового фильма. Как ему это удалось?

– Что побудило вас разыскивать деньги на фильм именно таким образом?

– Так получилось, что те проекты, которыми я занимаюсь, находятся на грани понимания и на грани киноиндустрии. И в этом смысле для них необходимы альтернативные источники финансирования. Мы собрали на фильм "Прорубь" 700 тысяч рублей. Это было еще по тем деньгам 20 тысяч долларов. Конечно, эта сумма является минимум одной десятой, а скорее, одной двадцатой от необходимости.

Но тем не менее сама активность в этой сфере дает возможность собрать вокруг проекта большую команду. Помимо денег мы получили еще нескольких человек, которые вложились не только финансами, но и умениями, навыками, логистической помощью. То есть тем, благодаря чему мы могли фильм практически привести к окончанию.

– Какие существуют трудности и подводные камни?

– Надо понимать, что краудфандинг — это еще и большая работа, которая связана с тем, что необходимо постоянно отчитываться и постоянно придумывать информационные поводы. Необходима какая-то отдельная энергия, которую надо потратить на то, чтобы держать в тонусе публику. И надо сказать, что если бы речь шла только о сборе денег, то в нашем случае игра того не стоила бы.

Той прекрасной командой, которая собралась вокруг проекта, заработавшего 700 тысяч за два месяца, мы могли бы заработать гораздо больше, отправившись на какой-то коммерческий проект, а потом заработанные деньги отправить на наш проект. Но это было бы не совсем честно по отношению к тому проекту, которым мы занимаемся. И это не дало бы возможности прироста — и эмоционального, и человеческого интереса к тому, чем мы занимаемся.

– 700 тысяч рублей для фильма на грани индустрии — очень немало. Есть какие-то способы, алгоритмы привлечения внимания к проекту?

– Я буду нескромен. Мне кажется, что у нас вообще хороший проект и мы могли бы больше собрать. Просто это был для нас первый опыт, и менеджеры нам сказали: "Ребята! Много вы не соберете. Потому что это для вас первый опыт и вас никто не знает".

У каждого проекта есть своя особенность. Я знаю, например, был документальный проект про лагерь в Перми —  "Пермь-36", который получил хорошую поддержку среди людей, которые занимаются этой темой, и общества "Мемориал". Я не знаю подробностей, но есть определенные комьюнити, которым интересна та или иная тема. И задача — сформулировать проект так, чтобы вычленить, кому адресовано сообщение, и этих людей привлечь.

– А какие "крючки" были у вас?

– У нас было несколько "крючков". Например, мы имели дело с прекрасным сценаристом и известным поэтом Андреем Родионовым, вокруг которого есть своя группа поклонников, которые нас поддерживали. И второй — то, что в фильме снимались разные, в том числе и известные актеры. И информация о том, что в картине сняли одного, другого, третьего, давала зрителям ощущение того, что они поддерживают значительный проект. Не любительский, а необычный.

Поэтому та публика, которая нацелена на развитие чего-то нового, вышла на нашу поддержку.

Ну и можно посоветовать привлечение более-менее известных в той или иной области лиц для поддержки проекта. Специальные посты, которые делают известные люди в поддержку проекта, привлекают внимание. Это работает.

– А вы, может быть, привлекали профессиональных пиарщиков или маркетологов?

– Мы сами — немножечко специалисты в этой области. Я в ней проработал какое-то количество времени. Но я думаю, что просить деньги у людей и тратить их на пиарщиков нерационально. Это какой-то нонсенс.

– Что в краудфандинге самое важное?

– Очень важно, чтобы была искренность, особенно в интернете. Нельзя обманывать, говорить: "Мы будем делать вот это", — а потом это не делать. А пытаться на этом заработать — вообще какое-то безумие. Легче заработать на чем-то другом.

Для начинающих полезно знать: чтобы собрать денег, ты должен максимально ярко представить свой проект. Когда ты это делаешь, ты многое сам про него начинаешь понимать. И если другие люди начинают давать тебе деньги, они начинают верить в твое понимание. Это в любом случае не зря потраченное время.

Но это и большой ежедневный труд нескольких человек. Не то что я опубликовал, и завтра пришли деньги, и вот я — молодец. Так не получается.

– Еще будете пробовать этот способ сбора финансирования?

– У нас сейчас предвидится один большой и странный проект. Он прямо-таки заточен под краудфандинг. Но мы пока не решились его объявлять, потому что думаем, как нам найти деньги в каком-то другом месте. Потому что все понимаем, насколько это непростой труд. Более того, в России кризис, и у людей денег стало меньше, чем 1,5-2 года назад. И это тоже проблема.

Владимир Козлов: краудфандинг — инструмент продюсера

Владимир Козлов — писатель и режиссер, уроженец Беларуси. Живет в России, благодаря частным пожертвованиям снял несколько фильмов и выпустил переиздание своей книги "Гопники".

– Какие есть ноу-хау и тонкости в краудфандинге?

– Прежде всего, нужно сказать, что краудфандинг уже сейчас, всего за несколько лет своего развития, превратился в профессиональный инструмент. Это уже не инструмент художника. Это — инструмент продюсера.

Как это видно статистически, краудфандинг оказывается успешным, как правило, в двух случаях. Первый — если это какая-то очень интересная тема, до этого не раскрытая. Чаще речь идет не об игровом кино, а о документальном. И самые успешные краудфандинговые проекты (по крайней мере, в России) — это какие-то документальные фильмы на тему, которая до этого не была раскрыта, по которой фильмов не было, а люди хотят их увидеть и узнать детали.

Приведу пример — мой собственный фильм "Следы на снегу". На тот момент фильма о сибирском панк-роке не было. И был интерес. На другие проекты большая или меньшая сумма собиралась, но все равно это было не столько, сколько мне хотелось.

Второй тип таких успешных проектов никак не связан с содержанием. Это либо известный человек, имеющий много подписчиков в соцсетях, либо вообще какое-то медийное лицо или само затевает краудфандинг, или поддерживает чей-то существующий проект и призывает свою аудиторию дать на него деньги. В этом, втором, случае качество идеи, ее новизна, интересность какой-то роли не играют. А только чисто работает лицо, известность человека.

– Для поиска финансирования предпочтительней использовать отечественные или зарубежные площадки?

– А на зарубежную площадку даже не попадешь, если нет там банковского счета. Насколько я знаю, самые известные площадки — ну, прежде всего, наверное, Kickstarter, — до недавнего времени житель России или Беларуси там не мог поучаствовать. Если только попросить кого-то, кто там живет и имеет банковский счет. Может быть, сейчас что-то изменилось. Я могу быть не в курсе, но вот на тот момент, когда я начинал, такой возможности не было.

– Какие есть подводные камни в краудфандинге?

– Часто спонсоры предпочитают давать деньги вне площадок. И это тоже объяснимо, потому что площадка, во-первых, берет свою комиссию. А во-вторых, с этих денег учитывается еще и подоходный налог, что, в принципе, странно.

– А приятные сюрпризы?

– Приятный сюрприз сейчас в том, что появилась возможность делать виртуальный авторский взнос. А раньше, например, на площадке Boomstarter было такое правило, что если сумма не собиралась, то всё — проект распускался, деньги возвращались спонсорам, и ты оставался лишь с потраченным временем.

Сейчас автор теоретически может сделать виртуальный авторский взнос, то есть никаких денег не платить. Ну, условно говоря, ты хотел собрать 50 тысяч рублей, а собрал двадцать. Ты делаешь виртуальный авторский взнос на нехватающие 30 тысяч. Ты эти деньги никуда не вкладываешь, они существуют виртуально. Проект считается успешным. Собранные деньги к тебе приходят. А все, что ты должен сделать, — выполнить обещание перед спонсорами.

То есть, естественно, проект можно реализовать, только в меньшем масштабе. Это тоже реально.

– А как распознать, если человек пришел на краудфандинговую площадку просто заработать денег?

– Я думаю, что это не такая прибыльная зона, честно говоря. И если ты не имеешь абсолютно никакого проекта, то шансы собрать хотя бы тысячу рублей очень маленькие. Если мошенники хотят делать какие-то фейковые вещи — может, они и есть. Я не интересовался. Но, мне кажется, столько других территорий — более прибыльных, быстрых —  существует для мошенников, что краудфандинг — это просто какие-то жалкие крохи.

Правила пользованияКомментарии
Загрузка...

Главные темы

  • Пресс-конференция в Министерстве образования

    В таллиннском представительстве Министерства образования Эстонии прошла пресс-конференция с участием министра Майлис Репс и руководителя отдела аналитики Ауне Валк, которые отметили сильные и слабые стороны системы образования и рассказали о приоритетах развития на ближайшее время

    10
  • К 70-й годовщине освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим) Красной Армией

    В столице председательствующей сейчас в ЕС Эстонии началась конференция, вызвавшая ранее международный скандал из-за отказа Греции от участия в ней и протеста против попытки Таллинна приравнять коммунизм к нацизму

    174
  • Осенняя ярмарка и выставка хуторских животных на Штромке

    В особо урожайный сентябрьский месяц, когда можно пожинать плоды лесов и полей, жители Эстонии смогут принять участие в разнообразных мероприятиях Месяца эстонской еды, чтобы еще раз оценить особый вкус и качество местных продуктов

    59

Орбита Sputnik

  • Железнодорожная станция, архивное фото

    Министр сообщения Латвии назвал успешным заседание латвийско-российской межправительственной комиссии.

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.

  • Поле на фоне градирен БелАЭС

    В строительство БелАЭС уже вложили около 2,7 миллиарда долларов США, первый энергоблок заработает через два года.

  • Боржоми-Харагаульский лес после пожара

    В Боржоми-Харагаульском лесу, где спасатели уже четвертые сутки борются с огнем, найдены канистры для бензина.

  • Затопление национальной библиотеки

    Фонд Национальной библиотеки Абхазии пострадал из-за сильного ливня – не выдержала кровля здания, испорчены около 2 тысяч книг.

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Молодежь Душанбе. Архивное фото

    Парламент Таджикистана запретил школьникам и студентам приезжать на занятия за рулем автомобиля.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.